Катакомбы Парижа – мрачное чрево города

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДЖИННОВ

Вкратце история арабского бестиария такова: прежде всего Аллах сотворил ангелов — существ, состоящих из чистого света. Получилось так себе. Огромную безголовую тварь с четырьмя крыльями и телом, покрытым волосами, сквозь которые видны множество глаз и зубастых ртов, нельзя было признать приемлемым результатом.

Относительно джиннов арабские богословы не пришли к единому мнению. Согласно наиболее распространённой точке зрения, они были сотворены одновременно с Иблисом из чистого огня. Другие источники утверждают, что джинны — порождения Нечистого. Третьи разделяют джиннов на огненных и воздушных. Четвёртые же считают их существами эфирными или даже объявляют не воплощёнными в телах душами.

На самом же деле джинны старше Иблиса и даже самого Аллаха. Воображение семитских племён Аравии за тысячелетия до рождения Магомета населило пустыню сонмами сверхъестественных существ. Это были языческие божества, могущественные и не очень, духи стихий — ветра, огня, земли и воды, духи предков. Ислам лишь попытался включить весьма разнородную группу джиннов в собственную мифологию, объяснив их существование в рамках монотеистической системы.

Катакомбы Парижа – мрачное чрево города

Мантикора — чудовище с головой человека, телом льва и хвостом скорпиона — персидский монстр, название которого переводится как «людоед». В оригинале мантикора не летает, зато стремительно бегает и мечет шипы

Если говорить о джиннах типичных, составляющих основную массу сверхъестественных существ Ближнего Востока, то они окажутся мало похожими на старика Хоттабыча или синелицего жителя лампы из мультфильма об Аладдине. Рядовые джинны — духи природы, во многом подобные японским ками либо русским полевым, домовым и банникам. Нет только джиннов-леших. В Аравии им негде было бы поселиться.

Но велики и отличия. По сравнению с нечистью Европы и Японии джинны намного ближе к людям. Несмотря на отсутствие физического тела и способность принимать любой облик, в естественной форме джинн выглядит как пожилой арабский крестьянин. Восточные духи нуждаются в пище, обладают человеческой физиологией и могут быть как мужчинами, так и женщинами.

По специальности правоверный джинн, как правило, домовой — мандах. Сила большинства мандахов ничтожна. Они могут лишь качать колыбель и оказывать мелкую помощь х озяйке. Тем не менее арабы стремятся уго дить домовым. Ведь добрые духи охраняют жилище от злых. Издержки же на содержание мандахов невелики.

Невидимки садятся за стол вместе с семьёй, которую опекают, и тихонько таскают еду из тарелок. Главное — не спугнуть духов. Боятся же они ко локольчиков (неизвестно почему), собак (животные видят джиннов) и картин. Любое изображение живого существа оказывается ловушкой для бесплотного духа. Войдя в нарисованное тело, он останется там навсегда.

ИРЕМ

Мистический Ирем, Ирам, Убар — арабская Атлантида, Город Колонн, неоднократно упомянутый в Коране и более древних источниках. Его радужные, построенные из металлов и драгоценных камней башни за семь дней были занесены песком по воле Аллаха. С тех пор Ирем бесследно исчез в пустыне. Как и государство, столицей которого он был. Именовалась же эта держава Ад.

Ирем не просто канул в барханы, он ушёл в параллельное измерение — в страну Вобар, охраняемую демонами наснасами, которые имеют, подобно кельтским фоморам, по одному глазу, одной руке и одной ноге. Путь смертным в эти края закрыт. Лишь избранному дано прорвать завесу и увидеть шпили Убара, раз в несколько веков поднимающиеся из моря песка. В книгах Говарда Лавкрафта безумный поэт Абдул Альхазред смог проникнуть в город адитов. В забытых святилищах исчезнувших рас собрал он материал для написания «Некрономикона».

Около 20 лет назад Ирем был найден археологами в пустыне на юге Аравийского полуострова. Это действительно был Город Колонн, башни которого могли поразить воображение современников. Но пустыня наступала, и башни не устояли, когда гигантский бархан похоронил долину под 12-метровым слоем песка.

Однако есть и могущественные мандахи. В отличие от русских домовых, правоверные джинны хорошо организованы и имеют иерархию. Если низшие покровительствуют отдельным домам, то высшие властвуют над деревнями, городами и целыми провинциями. Отдельную касту составляют мандахи-инженеры, надзирающие за ирригационными системами. Правильно воздавать почести великим мандахам в прошлом считалось задачей государственного значения.

Джинны, не чувствующие призвания к домашней работе, избирают профессию лекаря. Навалившись скопом и громко читая молитвы, они изгоняют злых собратьев из тела больного. Либо занимаются предсказаниями, донося до людей обрывки известий с небес. Любой деревенский колдун в Аравии может похвастаться тем, что ему служат десятки или сотни «зелёных» джиннов. С давних времён существуют руководства по привлечению добрых духов. Общение с правоверными джиннами Кораном не порицается.

СИНДБАД—МОРЕХОД

Странствия Синдбада — самостоятельная часть сказок Шахерезады. Это багдадские байки о дальних заморских странах, населённых, как водится, чудовищами.

Главным достижением Синдбада было… нарушение авторских прав, а именно зачисление на свой счёт подвигов великого предшественника — Одиссея. Например, мореходу пришлось столкнуться с великаном-людоедом, имевшим чёрную кожу, кабаньи клыки, отвисшие губы верблюда, длинные уши и львиные когти. Вспомнив, что делал в такой ситуации Одиссей, спутники Синдбада ослепили чудовище. Им потребовалось два раскалённых вертела, так как арабский аналог циклопа не был одноглазым.

Помимо вымышленных монстров, в «странствиях» упоминаются и реальные животные. К примеру, герою встречается единорог аль-каркаданн, в котором легко узнаётся не европейский мистический зверь, а обычный носорог из саванн Африки.

Заходили арабские корабли и далеко на восток. Синдбаду не раз приходилось сталкиваться с драконами. Иногда это гигантские змеи — скорее всего, сетчатые питоны, обычные в Индокитае. В другой раз на спутников морехода нападает колоссальная ящерица — дракон Комодо, гигантский варан из Индонезии. Реальный варан, конечно, не способен проглотить взрослого человека — моряки известны склонностью к преувеличениям. Но речь явно идёт о реальной рептилии, а не о мифическом огнедышащем монстре.

К сожалению, не все джинны покорны воле Аллаха. Объявив часть духов правоверными, мусульманские богословы решили, что верующими следует сделать и злых. А существу, состоящему из огня, вполне естественно быть огнепоклонником. Так что злые духи Аравии исповедуют зороастризм и носят красное — цвет огня и мидийских магов.

Если относительно добрых джиннов есть разночтения, то все злые духи — шайтаны, дети Иблиса. Поэтому огненная природа у красных джиннов проявляется куда сильнее. В отличие от мандахов, они боятся воды, «сжигающей» их тела. А уж если шайтан вселится в больного, у несчастного непременно начнётся жар.

Исламские богословы всерьёз спорили, может ли мусульманин взять в жёны джиннию или запрет распространяется только на брак мусульманок и джиннов

По сравнению с добрыми духами шайтанов немного. Но встретить их можно чаще, ведь оставаться невидимыми они не желают. Шайтаны поджидают человека в цистернах, пересохших колодцах, заброшенных домах, на кладбищах, а иногда и в тени под лестницами. Они шумят, завывают и охотно показывают свои лица, пугая правоверных.

Заглянув в зеркало, человек и там рискует увидеть шайтана. Особенно по утрам. Даже днём злой джинн может пробежать по улице в облике козы. Иной дух-хулиган притворяется деревом, камнем, а то и кувшином, чтобы, когда к нему прикоснутся, с хохотом исчезнуть. Другие шутники такие иллюзии нагородят, что добрый мусульманин заблудится в родной деревне и всю ночь будет бродить вокруг колодца, не в силах отыскать путь домой.

Может показаться, что вред от шайтанов невелик. Но они способны погубить душу правоверного. Красные джинны любят принимать соблазнительный облик и становятся героями истинно пламенных любовных историй. А такие отношения — прямая дорога в Джаханнам (Геенну), ведь браки между людьми и джиннами запрещены Кораном.

Среди множества арабских легенд, объясняющих происхождение джиннов, есть и такая, согласно которой существа эти — потомки первых людей. Адам и Ева так спешили населить пустующую Землю, что производили наследников партиями по сорок штук. Естественно, при таких темпах думать о качестве было некогда, и лишь половина адамитов куда-то годилась. Остальные оказывались столь уродливыми, что Ева не могла их видеть.

ПОДРОБНОСТИ:   Дом инвалидов в Париже – цитадель истории. Фотографии

Див-е-Сепид, король дивов — жуткий рогатый великан, убитый героем эпоса «Шахнаме» Рустамом

Всемилостивый Аллах сжалился над «неудачной» половиной детей Адама и Евы, сохранив чудищам жизнь и поселив их в подземном царстве. Джиннам было запрещено появляться на поверхности днём, когда их могут увидеть люди. Но взамен подземные жители получили волшебные силы. Таким образом, джинны подземные, которые в Иране именуются дэвами или дивами, — родня библейским исполинам. И состоят эти существа не из воздуха, не из огня, а из плоти и крови.

Описываются дивы как заросшие шерстью, звероподобные, страховидные, часто украшенные рогами великаны, ростом превосходящие людей примерно вдвое. Но, несмотря на внешнее сходство с троллями, подземные джинны отнюдь не прозябают в дикости. Каждый из них — маг. В подземном царстве высятся роскошные дворцы, подвалы которых полны сокровищ и волшебной утвари. В пещерах разбиты прекрасные сады, освещаемые не солнцем, а сияющими кристаллами.

Но дивы всё равно считают, что по отношению к ним была допущена несправедливость, и ненавидят людей.

Сочиняя предания в доисламскую эру, ближневосточные народы ещё не знали, что позже Аллах сотворит джиннов из чистого огня. Поэтому часть сверхъестественных существ Аравии связана с водой. Вода и огонь вечно враждуют. И если огненные демоны ифриты — всегда мужчины и всегда злы, то водные джиннии, духи источников, ключей, ручьёв, — всегда прекрасные девы, и к людям они относятся благосклонно.

История каменоломен

Большинство каменных разработок Парижа находилось на левом берегуСены, но в X столетии население перемещается на правый берег, недалеко от старого города периода Меровингов. Поначалу добычу камня вели открытым способом, но к концу X века его запасов стало не хватать.

Первые подземные разработки известняка находились под территорией современного Люксембургского сада, когда Людовик XI пожертвовал землю замка Воверт для вырубки известняка. Новые шахты начинают открываться всё дальше и дальше от центра города — это районы нынешнего госпиталя Валь-де-Грас, улиц Гобелен, Сен-Жак, Вожирар, Сен-Жермен-де-Пре. В 1259 году монахи близлежащего монастыря приспособили пещеры под винные подвалы и продолжили подземные разработки.

Расширение жилой части Парижа в эпоху Ренессанса и позже — при Людовике XIV — привело к тому, что к XVII веку земли над каменоломнями оказались уже в черте города, а значительная часть жилых районов фактически «повисла» над пропастью. Самыми опасными местами были «пригород Святого Виктора» (от восточной окраины Рю-дез-Эколь на юг до Жоффруа Сент-Илер), улица Сен-Жак, и наконец, пригород (тогда небольшой город возле замка) Сен-Жермен-де-Пре.

В апреле 1777 года король Людовик XVI издал указ о создании Генеральной инспекции каменоломен, которая существует и поныне. За более чем 200-летний период работниками этой инспекции проведена колоссальная работа по созданию укрепительных конструкций, способных задержать или даже полностью предотвратить постепенное разрушение подземелья.

Проблема укрепления вызывающих опасение участков подземной сети решается одним, не требующим значительных финансирований способом — всё подземное пространство заполняется бетоном. В результате бетонирования исчезли такие памятники истории, как гипсовые каменоломни на севере Парижа. И все же бетонирование является временной мерой, потому что подземные воды Сены рано или поздно найдут выход в других местах.

Склеп погребального светильника в парижских катакомбах

Склеп погребального светильника в парижских катакомбах

По сложившейся христианской традиции усопших старались хоронить на прилегающей к церкви земле. В начале периода Средневековья католическая церковь всячески поощряла захоронения возле церквей, получая немалые прибыли за отпевание умерших и за места на кладбище. Поэтому христианские кладбища располагались в центре населённых пунктов не только в Париже, но и по всей Европе.

Например, на 7 000 квадратных метрах кладбища Невинных, функционировавшего с XI века, хоронили прихожан из 19 церквей, а также неопознанные трупы. В 1418 году[3]Чёрная смерть или эпидемия бубонной чумы добавила ещё около 50 000 трупов. В 1572 году кладбище вместило тысячи жертв Варфоломеевской ночи.

Поскольку к середине XVIII века кладбище стало местом погребения двух миллионов тел, слой захоронения уходил в глубину иногда на 10 метров, уровень земли поднимался более чем на два метра. В одной могиле на разных уровнях могло находиться до 1500 останков разного периода. Кладбище стало рассадником инфекции, оно испускало зловоние, из-за которого, как говорили, скисало молоко и вино.

В 1780-м году стена, отделявшая кладбище Невинных от домов на соседней улице Рю де ля Лянжри, обрушилась. Подвалы близлежащих домов наполнились останками умерших и огромным количеством грязи и нечистот. Кладбище закрыли окончательно и хоронить в Париже запретили. В продолжение 15 месяцев каждую ночь конвои в чёрном вывозили кости, чтобы затем продезинфицировать, обработать и уложить в заброшенные карьеры Томб-Исуар на глубине 17,5 метров. Позже было решено очистить ещё 17 кладбищ и 300 культовых мест города.

« Тут были сначала каменоломни, доставлявшие материал на постройку парижских домов. Под целым кварталом образовалась пустота; жители испугались, и правительство отрядило инженеров, которые построили подземные галереи и своды. Галереи идут параллельно с улицами; каждый дом имеет свой нумер под землею, чтобы в случае происшествия наверху можно было принять предохранительные меры внизу. Полицмейстер Ленуар предложил превратить подземные галереи в катакомбы, очистить кладбища от костей и поместить их под землею. План его принят и исполнен. Более пяти миллионов скелетов перенесены под мрачные своды катакомб и расположены в порядке, симметрически.

Спустившись футов на сто по узенькой лестнице, входишь в преддверие, на котором написано:

Остановись, здесь царство смерти…

»

Сеть извилистых подземных туннелей и пещер под Парижем появилась благодаря его жителям. Именно они построили на окраине своего города рудники по добыче камня и известняка. Первые подземные каменоломни находились под Люксембургским садом. Но город рос, а вместе с ним росла и потребность в строительных материалах.

Это привело к расширению сети подземных туннелей, которая, в итоге, по разным оценкам составила от 187 до 300 километров. Породы, извлеченные из этих подземных галерей шли на самые амбициозные стройки Парижа. Среди наиболее известных зданий можно отметить Лувр, Собор Парижской Богоматери и часовню Сен-Шапель.

Находились и альтернативные способы использования каменоломен. Так в 13 веке монахи приспособили некоторые галереи для винных погребов.

В средние века было принято хоронить людей на кладбищах, прилегающих к церквям. Это всячески поощрялось духовенством, поскольку священники получали солидный доход за отпевание умерших и погребение их на ближайшем кладбище. Надо сказать, что это не лучшим образом влияло на санитарную обстановку, поскольку церкви располагались непосредственно в городе.

Хуже всего обстояло дело с кладбищем Невинных. Начиная с 11 века туда в огромных количествах свозили тела со всего Парижа. В итоге в общих могилах обрели покой более двух миллионов человек. Среди них были прихожане 19 церквей, не менее 50 тысяч жертв бубонной чумы 1418 года, погибшие в Варфоломеевскую ночь в 1572 году и многие другие.

Некоторые могилы в глубину достигали 10 метров и содержали останки полутора тысяч человек. Естественно, что бесконечно так продолжаться не могло. Как-то раз в 1780-м году стена, отделяющая кладбище от соседней улицы Рю де ля Лянжри, обрушилась. Огромное количество костей и нечистот вывалилось наружу.

Это стало последней каплей. Кладбище Невинных закрыли. Хоронить в пределах города запретили вообще. В 1785 году началась операция по очистке кладбища и переносу останков в заброшенные каменоломни. Процесс длился 15 месяцев и был успешно завершен, после чего очистке стали подвергать другие места массовых захоронений.

Планируете поездку? Вам сюда!

Мы припасли для вас несколько полезных подарков. Они помогут сэкономить деньги на этапе подготовки к путешествию.

Загляните на эту страницу.

Катакомбы Парижа – мрачное чрево города

Широко известна история про непутевого сторожа церкви Валь-де-Грас. Его звали Филибер Аспер. Он пытался исследовать катакомбы в поисках чужих винных погребов. Однажды, дело было в 1793 году, он заблудился в этом лабиринте и не смог найти выход. Его скелет обнаружили только спустя 11 лет, опознав ключи и одежду.

В 1810 году Генеральная инспекция Катакомб оформила останки в виде стены из аккуратно уложенных берцовых костей и украшенной черепами. Остальные кости просто свалили в кучу позади. Именно такую картину и видят сегодня туристы.

При Наполеоне III была осуществлена частичная электрификация подземелий. А все потому, что он любил щекотать нервы себе и гостям, проводя важные встречи в подземельях.

Во время Всемирной Парижской выставки 1878 года, в подземных галереях Шайо открыли кафе под названием «Катакомбы». Но до наших дней оно не сохранилось.

Любопытную шутку провернули парижские катакомбы с немцами во время Второй мировой войны. В одной из каменоломен был расположен сверхсекретный бункер немецкой армии. А всего лишь в 500 метрах от него располагался штаб лидеров движения Сопротивления, который так и не был обнаружен.

Любопытно, что среди 6 миллионов человек, погребенных в катакомбах, немало и выдающихся исторических персонажей. Например, известный политик Жан Батист Кольбер, деятели французской революции Максимилиан Робеспьер и Жорж Жак Дантон. Кроме того в темных галереях покоятся останки таких литературных гениев, как Шарль Перро и Франсуа Рабле, а также великих ученых Антуана Лавуазье и Блеза Паскаля.

Церковь всегда трепетно относилась к соблюдению собственных интересов, а потому всячески приветствовала захоронения на прилегающих к ней землях. Место на кладбище и отпевание были одним из видов дохода, а учитывая высокую смертность, это был немаленький куш.

katakomby-2
Париж Катакомбы

Судите сами: антисанитария; медицина на зачаточном уровне, да и та больше карательная, нежели исцеляющая; только бубонная чума 1418 года принесла урожай из 50 000 трупов. А если случался период слишком долгого воздержания, всегда можно было устроить Варфоломеевскую ночь, что и случилось в 1572 году, принеся на кладбища церквей более 30 000 погибших.

Кладбище Невинных обслуживало 19 церквей, работая с XI столетия, и можно только представить плотность его «населения». К XVIII веку в каждой могиле лежало порой по 1 500 тел из разных отрезков времени.

parizhskie-katakomby
Парижские Катакомбы

Вглубь такие братские могилы уходили на 10 метров, а верхний слой земли не превышал 2-х метров. На 7 000 кв. м общее количество тел составляло более двух миллионов, и естественно, что скоро ситуация вышла из-под контроля – миазмы заполнили Париж, с новой силой вспыхнули инфекции, даже вино и молоко не выдерживали, начиная скисать.

Кроме того, кладбище стало излюбленным местом для сомнительных личностей: бездомных, разбойников и даже ведьм с колдунами.

Изначально парижские катакомбы были всего лишь каменоломнями, где добывали строительный камень со времен Древнего Рима. Добыча какое-то время велась открытым способом, но примерно к 10-му веку запасы полезного материала оскудели, и рабочим пришлось опускаться все глубже в недра земли. Так и были основаны первые подземные шахты, которые разрастались под городскими кварталами Парижа. Считается, что из добытого здесь камня сложены Лувр и Собор Парижской Богоматери.

Место входа

Вход в каменоломни находится слева от здания

Вход в каменоломни находится слева от здания

Возле входа на станцию метро Данфер-Рошро (фр. Denfert-Rochereau) (ориентир — знаменитый лев работы скульптора Бартольди, автора статуи Свободы) находится небольшой павильон. Это и есть вход в знаменитые парижские катакомбы.

Патрулирует катакомбы специальная спортивная бригада полиции, созданная в 1980 году с целью соблюдения закона от 2 ноября1955 года, запрещающего всем посторонним находиться в подземных карьерах Парижа вне туристических зон. Минимальный штраф за нарушение — 60 евро.

Подземная экскурсия в катакомбы Парижа занимает около 45 минут и она не рекомендована для людей, страдающих клаустрофобией. Катакомбы Парижа испытывают быстро растущий приток посетителей (352,616 в 2014 году). Для того, чтобы попасть на короткие очереди, рекомендуется приходить в раннее или позднее время суток и избегать выходных и школьных каникул. Одна экскурсия в катакомбы берет максимум 200 человек. Постоянная температура в катакомбах составляет примерно 14 градусов С.

Местоположение: 1 avenue du Colonel Henri Rol-Tanguy, 75014 Париж.

Время работы: Вторник – Воскресенье 10-00 – 20-00.

Цена на экскурсии: 10-12 евро, детям до 14 лет бесплатно. Экскурсии проходят только с гидом. Самостоятельное посещение запрещено.

В катакомбах захоронены

Кости и черепа

Кости и черепа

ИФРИТЫ

После смерти (а джинны смертны) неверный дух также ввергается в Ад, который уже никогда не покинет. Но это не относится к шайтанам, рождённым в пламени Джаханнам. Ифриты — истинные демоны огня — куда могущественнее, чем их земные собратья. В мире людей они гости, и нужен хотя бы маленький огонёк, чтобы поддержать их присутствие.

Анка — волшебная птица аравийских пустынь, предания о которой имеют много общего с легендами о фениксе

В отличие от низших джиннов, ифриты всегда предстают в виде мужчин пугающей наружности. Это рогатые, краснокожие великаны. Заточить такое чудовище в лампе сумеет лишь великий волшебник. Но игра стоит свеч. Зло заложено в природе шайтана, но своему повелителю ифрит будет предан бесконечно. Сила же его невероятна. Он в одиночку может разрушить город. А если потребуется, мгновенно доставит из дальних стран необходимый предмет.

Некоторые факты

  • В подземные галереи было проведено электричество. Император Наполеон III любил принимать здесь важных гостей.
  • Сегодня для посещения туристами оборудовано около 2 км подземных ходов. При посещении катакомб нельзя отказаться от посещения самого оссуария. В туристическую зону не допускается более 200 человек одновременно, поэтому очередь порой растягивается. Катакомбы закрываются в 5 вечера, последний приём туристов в 4 (в летнее время в 20.00 и 19.00 часов соответственно).
  • Сторож церкви Валь-де-Грас Филибер Аспер, в поисках винных погребов, пытался исследовать туннели каменоломен, протянувшиеся на сотни километров. В 1793 году он заблудился в этом лабиринте, и его скелет нашли только через 11 лет, опознав по ключам и одежде.
  • Во время Всемирной Парижской выставки1889 года в подземных галереях Шайо, напротив построенной специально к этой выставке Эйфелевой башни, открылось кафе под названием «Катакомбы».
  • Существование катакомб Парижа находится под угрозой. Основная причина — подземные воды, размывающие основание и крепления катакомб. В начале 1980 года уровень подземных вод в некоторых местах начал подниматься, в результате чего оказались затопленными некоторые галереи.
  • Во время Второй мировой войны на левом берегу Сены, в одной из каменоломен был оборудован сверхсекретный бункер немецкой армии. Всего лишь в 500 метрах от него, в августе 1944 года, располагался штаб лидеров движения Сопротивления.
  • В период холодной войны в подземных галереях Парижа были оборудованы бомбоубежища на случай ядерной войны.

МАРИДЫ

Можно увидеть, что даже сила ифрита отнюдь не беспредельна. Где же тогда истинные джинны, космически могущественные исполнители желаний? Это джинны белые, мариды — бывшие языческие боги, власть которых пошатнулась с приходом ислама.

Мариды не родня Иблису, и тела их состоят не из бездымного пламени, а из воздуха. Некоторые богословы считают их эфирными существами. В зависимости от атмосферных условий марид в своей естественной форме либо полностью прозрачен, либо подобен облаку. В гневе же он обращается в свирепый пустынный смерч.

По желанию джинн может уплотнять своё тело, принимая облик шакала, скорпиона или змеи. Доступно ему и человеческое обличие, в котором джинн очень напоминает толкиновского Сарумана: величественный старец в ослепительно белых одеждах. Выглядеть иначе марид не может или не хочет. Воздушная природа позволяет мариду летать, мгновенно рассеиваться, вырастать до гигантских размеров и проникать в мельчайшие щели.

Настоящий джинн — демон пустынных ветров, движущих барханы и издавна властвующих над Аравией. В герметично закрытом сосуде, отрезанный от родной стихии, он бессилен

Лишь немногие из белых джиннов приняли истинную веру. Прочие же исповедуют даже не огнепоклонничество, а иудаизм, так что правоверному лучше дел с ними не иметь. Но соблазн слишком велик. Ведь заточённый в сосуде марид, некогда бывший божеством, способен произвольно менять реальность, творить истинные чудеса и с лёгкостью золотой рыбки исполнять любые желания. Действительно любые, без ограничений!

Другой вопрос, что делать этого джинн не хочет. Загадывая желания, следует тщательно взвешивать каждое слово, ибо всякий приказ марид стремится обратить во вред поработителю. И обычно преуспевает в этом. Белые джинны невероятно коварны. Смертному трудно переиграть их.

МОРСКИЕ ЧУДОВИЩА

В своих странствиях Синдбаду приходится побывать на спине арабского кракена — зартана. Но в южных морях подобный острову кракен — не головоногое, не рыба, не змей, а гигантская черепаха. Десятилетиями панцирь её вздымается над волнами. Ветры заносят на него почву и семена. Спина зартана покрывается пальмовым лесом, и мореходы безопасно могут высадиться на плавучий остров, чтобы найти убежище после кораблекрушения или собрать кокосовые орехи.

Но беда, если люди начнут рыть колодец или разведут огонь. Почувствовав боль, зартан погрузится, затягивая в водоворот незадачливых путешественников. Во всех прочих случаях гигантская черепаха опасности не представляет. Это мирное существо.

Зато дандан — морской гигант из персидских мифов — хищный кит. К счастью, человеческое мясо для него — смертельный яд. Дандан знает об этом и боится людей как огня. Тем не менее чудовище иногда погибает, заглатывая утопленников случайно. И это единственная возможность добыть дандана, жир печени к оторого обладает колдовской силой. Тот, кто намажется этим жиром, обретает способность дышать по д водой.

Гигантские морские черепахи длиной до трёх метров — не редкость у побережья Аравии. А в воде, как известно, всё кажется больше, чем есть на самом деле

Извлечь пользу из обладания волшебной лампой легче, если джинн всё-таки принял истинную веру. Но благочестивые мариды — большая редкость, и узнать о вероисповедании джинна заранее нельзя. Неверный дух наверняка соврёт, что является мусульманином. Кроме того, сила доброго джинна «космическая» только наполовину. Он ни за что не станет испо лнять желания, противные воле Аллаха.

ГУЛИ

Самая тёмная разновидность джиннов — гули, встретить которых можно среди руин либо на кладбищах. Это похожие на европейских вурдалаков чудовища: оборотни, убийцы и трупоеды. Но, в отличие от вурдалака, гуль не нежить. В арабской мифологии вообще нет места ожившим покойникам. Даже привидениям. Загробное царство не отпускает попавших в него — ни людей, ни джиннов.

Считается, что гули тоже шайтаны, отродье Иблиса. Но огненная природа почему-то никак не проявляется в этих ночных существах. Гуль не боится воды и производит впечатление чудовища вполне осязаемого. Трупы для него — источник пищи, и раскапывать он станет только свежую могилу. Ведь истлевшие кости несъедобны.

Внешность чудовища переменчива, как и у европейских оборотней. Ночью гуль может принять облик гиены, огромной собаки, уродливой помеси разных хищников или создания, сочетающего человеческие и звериные черты. Днём же этот джинн, стремясь избежать внимания людей, выглядит как неприметная женщина — не старая горбатая ведьма, но и не юная красавица. Мужчины-гули — кутрубы — встречаются реже или прячутся лучше.

ВОЛШЕБНЫЕ ПТИЦЫ

Единорог аль-каркаданн так велик, что может поддеть на рог слона. Но их обоих легко унесёт птица рух, яйцо которой достигает 50 шагов в окружности. Горе мореходам, разбившим такое яйцо. Синдбад свидетельствует: огромная птица будет преследовать их, сбрасывая на корабль целые скалы.

Считается, что в основе мифов о птицах рухх лежат реальные находки костей и яиц эпиорнисов на Мадагаскаре. Во всяком случае, по сообщению Марко Поло, хан Хубилай, желая заполучить перья рухх, снарядил экспедицию именно на этот остров.

Но яйца эпиорнисов всё-таки намного меньше 50 шагов в обхвате. Скорее всего, рухх — существо чисто мифическое. Оно пришло в арабские сказки из персидских легенд о Симурге — вещей птице-горе, питающейся драконами. Сам же Симург ведёт свой род от ещё более фантастического зверя — обладающего рыбьим хвостом крылатого пса Сэнмурва.

А прятаться гулям приходится. В отличие от других джиннов, они не владеют магией, не умеют рассеиваться дымом, становиться невидимыми или мгновенно переноситься за тридевять земель. Восточные оборотни вполне уязвимы. Поразить их можно саблей из дамасской стали (оружием ценным, но не редким в арабских странах) или пулей из меди, серебра либо золота.

Ссылки

Эта страница в последний раз была отредактирована 16 апреля 2019 в 17:06.

СКАЗКИ ШАХЕРЕЗАДЫ

Волшебный мир арабской сказки нам открывает сборник «Тысяча и одна ночь Шахерезады». История этого произведения таинственна сама по себе и до сих пор остаётся предметом научных споров.

Пери — наяда персидских сказок

Формально действие разворачивается в Иране при дворе персидского шаха Шахрияра, жестокого владыки, который однажды столкнулся с женской неверностью и с тех пор взял за правило казнить своих избранниц сразу же после первой брачной ночи. Но, как известно, на Востоке правят не шахи, а мудрые визири. И с наследственно мудрой дочерью визиря Шахерезадой коса находит на камень.

ВОЛШЕБНЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ

Аравию обычно представляют как царство песка — безбрежную пустыню, покрытую волнами барханов и рассечённую караванными тропами. Это недалеко от истины. Но на юго-западе полуострова, в Йемене, издревле именовавшемся «Аравией Счастливой», есть участки саванн, реки и даже горные леса. И в этих лесах водятся дикие обезьяны.

Можно обезьян встретить и в Египте. Но в Ираке их нет. Для багдадских арабов, сочинявших сказки «Тысячи и одной ночи», обезьяны оставались загадкой. В «Странствиях Синдбада» эти животные предстают разумной расой, обладающей собственным языком, которого не понимает человек, и владеющей технологиями. Однажды обезьяны угнали у купца корабль, самостоятельно поставив паруса. Позже Синдбад посетил город, который днём населяли люди, а ночью — обезьяны, наряжавшиеся в богатые платья и торговавшие друг с другом.

Племена злобных обезьян подстерегают путников в далёкой Индии. В окрестностях же Багдада встречаются лишь «обезьяны счастья». Живут они в реках, и, похоже, их там больше, чем воды, раз у каждого человека своя волшебная обезьяна. Того, кому досталась уродливая, хромая и кривая, будут преследовать неудачи. Счастливчиков же опекают одетые в синие юбки красивые обезьяны — с красной шерстью и глазами, подкрашенными сурьмой.

Между тем, несмотря на персидскую канву повествования, дух сборника полностью арабский, а события большинства сказок развиваются в Ираке, в Багдаде VIII века — в эпоху Харуна ар-Рашида. Но при этом упоминаются события X и XIII столетий, описания же быта явно относятся к позднему средневековью. Герои пьют кофе, курят табак, ставший известным в арабских странах лишь на рубеже XV-XVI веков, и даже пользуются огнестрельным оружием.

Халиф Харун ар-Рашид был жестоким тираном, не вызывавшим симпатий у современников. Но на годы его правления пришёлся «золотой век» Халифата, поэтому в глазах последующих поколений Харун превратился в идеал справедливого и мудрого государя

Сборник проделал долгий путь. В основе «Тысячи и одной ночи» действительно лежат персидские предания «Хезэр-эфсэне», сложившиеся в VII-X веках. Иранский эпос явно пользовался успехом у арабов. И первые его переводы появились, скорее всего, именно в Багдаде в X-XIII столетиях. Уже оттуда разошлись по всему Ближнему Востоку сказки Шахерезады, в которых фрагменты героических иранских легенд смешались с элементами греческих и индийских мифов, авантюрными историями шумных базаров Багдада, городскими анекдотами, арабскими переложениями рыцарских романов эпохи Крестовых походов, а также «народными» географией и космогонией.

В Каире из-под пера неизвестного автора вышла окончательная редакция сборника, очарование которого оказалось столь велико, что мы до сих пор помним волшебную лампу Аладдина, хитроумного багдадского вора, ковры-самолёты и храброго Синдбада.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Путешествия и туризм
Adblock detector